Альманах "Наследие"

«Благодати про всех хватит»

Что такое социальная память, как ее сохранять для будущих поколений? Об этом и не только мы поговорили с доктором философских наук Ольгой Лойко.

У термина «социальная память» нет четкого определения, ведь это огромный живой организм, в котором соединяются воспоминания отдельных людей, семей, социальных групп. Можно сказать, что социальная память — это капитал памяти, состоящий из культурных норм, идей и ценностей общества.

Ольга Тимофеевна Лойко

Как сохранять и передавать этот капитал следующим поколениям? В чем своеобразие социальной памяти современного общества? Эти и другие вопросы мы задали доктору философских наук, профессору Ольге Тимофеевне Лойко. А еще мы поговорили о том, как в повседневной суете не растерять главное, сохранить духовные ценности и остаться человеком. 

Какое счастье, что память возвращает нам прошлое не для того, чтобы переделать его, а лишь затем, чтобы осмыслить, оплакать и понять. Мы в ответе за все — за каждый поступок и за каждое слово, и память предлагает нам обдумать, зачем мы жили, что мы сделали со своей жизнью, было ли у нас назначение и выполнили ли мы его. 

Надежда Мандельштам

Ольга Тимофеевна,  наша компания занимается сохранением семейной памяти и  созданием цифровых семейных архивов. Получается, что мы причастны к сохранению социальной памяти для будущих поколений?

Да, именно так. Социальную память можно классифицировать по разным основаниям. Например, по субъектам — по тому, кто является носителем социальной памяти.  В такой классификации может быть социальная память общества. Например, социальная память российского народа периода перестройки. Может быть социальная память группы. Например, социальная память российского диссидентства. И, наконец, социальная память семьи или социальная память личности как части семьи. Все зависит от того, что мы будем изучать. Это не просто какие-то схоластические построения. 

Архив с книгами
Источник pxhere.com

Изучение социальной памяти важно для понимания закономерностей развития этого явления, а знание таких закономерностей позволит нам осознанно сохранять социальную память. К сожалению, традиция сохранения социальной памяти в нашем обществе не сформирована. Например, работая в архивах, я часто сталкиваюсь с документами, которыми на протяжении столетий никто кроме меня не интересовался. Так было, скажем, когда я занималась изучением истории Томской духовной семинарии. До меня эти документы ни у кого исследовательского интереса не вызывали, благо, что они сохраняются.

А какое место в структуре социальной памяти занимает культура?

Это как в кубике Рубика, смотря как собрать грани. Структуру социальной памяти можно рассматривать по субъекту — об этом мы уже говорили, а можно рассматривать по институции. Как институции наука, религия и культура — это структурные элементы социальной памяти. 

Ольга Тимофеевна Лойко

Профессор, доктор философских наук, историк, преподаватель истории и обществоведения, лингвист, переводчик

Это очень созвучно идее Дмитрия Сергеевича Лихачева о том, что «культура всегда накануне себя». То есть культура — это привнесения смысла в мир. Благодаря этому культура способна менять и мир, и человека. 

Получается, что социальная память — какое-то безразмерное понятие.

Совершенно верно, абсолютно безразмерное, так же как безразмерны вселенная или философия. Просто «каждый должен возделывать свой сад», как сказал французский философ Вольтер. Например, ваша компания Nasledie Digital занимается сохранением социальной памяти семьи, и это серьезный вклад в сохранение социальной памяти. А кто-то изучает эти материалы и выводит их на более высокий уровень обобщения. Социальная память страны состоит из россыпи социальной памяти различных семей. 

Чем больше твоя социальная память погружена в социальный поток, тем лучше ты понимаешь себя. Именно поэтому социальную память и нужно изучать, чтобы лучше понять себя. Как считал Аристотель: «Философия — самая бесполезная из наук, но нет ничего лучше философии».

 Ольга Тимофеевна, можно ли выделить основные черты социальной памяти современного общества?

Я отвечу на этот вопрос словами из Евангелия от Иоанна: «В доме Отца Моего обителей много». Слава богу, что из нашей жизни уходит стандартизация и пресловутое понятие нормы. Сейчас мы все меньше и меньше ориентируемся на то, что в обществе принято считать правильным. У каждого свои пути, своя траектория развития. И это прекрасно. Это дает человеку свободу. С теми, у кого другие ценности и цели, можно просто не пересекаться. В этом и есть свобода. Поэтому выделять основные черты социальной памяти — дело неблагодарное. 

разные поколения смотрят в экран планшета
twimg.com

 Сейчас в обществе возрождается интерес к истории. Скажите, пожалуйста, как соотносятся историческая и социальная память?  

Социальная память появляется тогда, когда появляется интеллигенция, которая способна обобщать и осмысливать исторические события. Историческая память более естественна и природна — это летописи, хроники, церковные книги. 

По мнению Милюкова, социальная память появляется в России во времена Петра Первого, потому что именно в этот исторический период появляется интеллигенция. 

Прим. автора. Па́вел Никола́евич Милюко́в (1859–1943) — русский либеральный политический деятель, историк и публицист. Лидер Конституционно-демократической партии (Партии народной свободы, кадетской партии). Министр иностранных дел Временного правительства в 1917 году.

То есть социальная память — это более общее понятие, оно более концептуальное. Историческая память — это вся информация, которая есть, а социальная память — это обобщения, сделанные на основе осмысления исторической памяти, так?

Когда мы говорим о социальной памяти, то мы имеем в виду другой уровень абстрагирования. Мы сейчас только подбираемся к этому уровню обобщения. О чем говорить, если события, связанные с ГУЛАГом у нас еще очень мало описаны? Недавно вышла совершенно уникальная книга священника Михаила Фаста и его матушки Надежды Поликарповны «Нарымская Голгофа: Материалы к истории церковных репрессий в Томской области в советский период». Но, к сожалению, издана она маленьким тиражом и достать ее очень трудно. Поэтому историческая память формируется у нас с большим трудом. 

Еще интересны в этом отношении «Комиксы из ГУЛАГа». Но это все не системное описание периода репрессий, а скорее, локальные вспышки. 

комиксы на тему ГУЛАГ'а, Призрак ГУЛАГА
Источник joyreactor.cc // комиксы на тему ГУЛАГ’а

Прим. автора. История Евфросинии Керсновской, автора уникальной тюремной хроники / Редакция  

 Ольга Тимофеевна, в названии нашей компании есть слово «наследие». Интересно, что это слово стало словом 2023 года.  Мы начинаем воспринимать себя в качестве наследников. На ваш взгляд, само понятие «наследие» относится к социальной памяти или к исторической?

Понятие «наследие», безусловно, относится к исторической памяти. Сейчас собираются документы, относящиеся к каждой отдельной персоне. У Сагатовского есть такой образ: каждый ученый роет на своем клочке земли, выкладывая результаты на поверхность, а философ все это собирает и систематизирует. Так вот, мы сейчас находимся на уровне копания. 

Прим. автора. Валерий Николаевич Сагатовский (1933–2014) — советский и российский философ, создатель целостной философской концепции развивающейся гармонии (антропокосмизм) как основы ноосферного мировоззрения. Заслуженный деятель науки Российской Федерации. 

То есть время останется в наших фотографиях и дневниках, а потом найдется какой-то философ, который сможет все это обобщить?

Да. Именно так. 

Ольга Тимофеевна, хочу задать вам один из традиционных для наших интервью вопросов.  В связи с 125-летнем юбилеем Университета Павлова реализован грандиозный гуманитарный проект «Капсула времени». Если бы вам представилась возможность обратиться к нашим далеким потомкам через сто лет, что бы вы им сказали?  

Живите дружно и больше ничего. 

А как жить дружно? 

 Все очень просто: помогать, когда тебя попросят, и не мешать, когда тебя не просят. Больше ничего не надо, остальное все приложится, потому что чужую жизнь ты не проживешь, так же и мою жизнь никто не проживёт. 

Однажды в церкви я наблюдала такую картину. Священник на службе держал чашу для причастия. Он прихрамывал, и держать чашу ему было тяжело. Народ в церкви ринулся к этой чаше, стараясь опередить других.  Батюшка понял, что сейчас его собьют. Тогда он поднял чашу над головой и закричал: «Православные, не торопитесь, благодати про всех хватит!». 

Так и мы, всегда стараемся бежать вперед паровоза, чтобы ухватить себе благодати побольше. А суетиться не надо, это грех, потому что благодати про всех хватит. 

Ольга Тимофеевна, спасибо вам за такой приятный и полезный для меня и наших читателей разговор!

Сохраните социальную память своей семьи с цифровой капсулой времени. Оставьте ваши координаты, чтобы узнать больше.

    Поделиться:

    Ранее по теме

    Мария Жучкова, специалист по нематериальному...

    19.09.2023 История
    Интервью

    Анна Якимова рассказывает о проекте «Дом говорит», о...

    29.08.2023 Наследие
    Интервью

    Болото — это страшная трясина или уникальная...

    21.08.2023 Наследие
    Интервью

    Как хранить память о семье на снимках, зачем...

    15.08.2023 Семья
    Интервью

    Почему традиционная культура - не единственный способ...

    10.08.2023 Интервью
    Интервью

    Семейный психолог расскажет в интервью – зачем нужен...

    Интервью

    Комментариев: 0 обсудить?

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.

    18 + семнадцать =

    Подпишитесь, чтобы получать новый контент.

    Мы не спамим! Прочтите нашу политику конфиденциальности, чтобы узнать больше.